Непросто воздержаться от открытий… (c) Леонтьев Д.А.
15.10.2008 в 12:28
Пишет MirrinMinttu:

Те, о ком молчат
Через полтора месяца жизни в дайриках мне любопытные мысли стали в голову приходить.

Например, о пресловутой «хрустальной башне». Это когда ты сидишь в своем собственном мире в блаженном одиночестве (можно с киской в пределах видимости) и думаешь, что на пространстве за стенами твоей крепости ничего особенного не происходит, а если и происходит, то в качестве исключения. Единственной связью с реальностью остается газета, в которой тон боддерживается более или менее бодрым. Телевизор не интересует, потому что то, что там мелькает, постепенно начинает казаться слишком грубым, жестоким и пошлым. Дэвэдэшки, разумеется, покупаются согласно склонности, из неопасных. В интернете ходишь на сайты, которые тебе созвучны. Душа подвергется тщательной систематизации: трепыхающиеся, мешающие части надежно запираются в непроницаемость. На работе, конечно, на все насмотришься, но это – отдельно, а твоя жизнь – отдельно.

А потом случайно попадаешь на дайри, где десятки, сотни разных людей, и каждый со своей особинкой. Сначала от чего-то отмахиваешься, что-то остается вовсе непонятным, что-то родным и близким, но постепенно начинаешь понимать, что жизнь за стенами твоей башни вовсе не идеальна, абсолютно не поддается логике (твоей) и для очень многих является и вовсе неуютным местом. И в какой-то момент на тебя вдруг начинает сыпаться куча информации о проблемах там, где раньше этого не хотелось видеть.

Например, педофилия. Я ОЧЕНЬ поздно узнала о том, что подобное явление существует. Читая Достоевского (Униженные и Оскорбленные) я никак не могла понять поведения Нелли/Елены: почему она упорно рвала красивые новые платья? Потом, когда явление перестало замалчиваться, я уверяла себя, что речь просто не может идти ни о чем другом, кроме подсознательного переноса чувства зависимости от отца в ощущение, что он осуществлял насилие физически (мы действительно очень неправильно помним свое прошлое). Когда по СМИ пошли отчеты о рейдах полиции с изъятием материалов педофильного характера у тысяч людей (в Испании, например, около месяца назад, а еще раньше в Британии, Голландии, Бельгии), то отмахиваться от того, что педофилия реальна, стало невозможно.
Что означает, что среди нас живет еще одно угнетенное меньшинство, жертвы педофилов. Те, у кого отняли детство, отняли право решать за себя. Специалисты утверждают, что жертвы педофилов никогда не избавятся от нанесенной травмы. В лучшем случае, им помогут научиться как-то жить с собой в ладу. Самое интересное, что от этой проблемы запирает себя в «хрустальной башне» большая часть мыслящего населения. Слишком уж дискомфортна сама мысль. И слишком неприятно чувство бессилия.

В странах, называемых «развитыми» педофилов судят, хотя приговоры иногда изумляют: в Финляндии педофил получит, скорее всего, небольшой (или вовсе условный) срок и выплатит жертве оскорбительно маленькую денежную компенсацию. Впрочем, в Финляндии вообще за сексуальные преступления мягко осуждают, есть даже категория «легкого изнасилования» (когда поимели без нанесения увечий), это отдельная история.
В странах же называющихся «развивающимися» (куда?) педофилия зачастую совершенно легальна и даже освящена традицией. О чем я? О женах-девочках.

О проблеме на короткое время заговорили еще весной, когда восьмилетняя девочка Нойад Мухаммед Насир из Йемена получила официальный развод решением суда. Ее принудили стать женой 30-летнего мужчины. Понятное дело, замуж ребенку вовсе не хотелось. Отец бил и угрожал ребенку публичным изнасилование за непослушание (не надо морщиться, в Северной Европе так наказывали непокорных дочерей и жен как минимум до века 16-го). Муж тоже бил. Девочка пыталась играть во дворе, муж тащил в спальню. Будучи, все-таки, ребенком, а значит – существом, верящим в авторитеты, Нойад пробралась в здание верховного суда, где обратилась за помощью, и где помощь получила.
Для другой восьмилетней девочки из Саудовской Аравии развода с 50-летним мужем требует ее мать. Решение еще не вынесено, и оно станет очень важным для страны, где женщину пытаются заставить максимально слиться с фоном, быть незаметной.
Вцелом, каждая третья девочка в развивающихся странах выдается замуж ребенком. Закон, конечно, пытается положение выправить, но пока эффект составляет всего около процента в год. Кто-то возразит мне, что речь идет о традиции, обычае, и законном браке. Ага... Когда мужик среднего возраста пользуется восьмилетней девочкой, это педофилия и ничто другое.

Надо сказать, что описываемое явление пробралось и в Европу вместе с иммигрантами и беженцами. Дети из школ просто периодически пропадают, чтобы никогда больше не появиться. Особенно плохо дело в Британии, где власти всерьез за дело взялись, открыв для детей телефонную «тревожную» линию. Выяснилось, что каждый год к замужеству пытаются принудить около 3 тысяч девочек и девушек.
Родителям-иммигрантам вообще трудно принять изменения в своих детях, труднее, чем самим европейцам. Если нынешнее европейское поколение родителей детей-подростков и молодежи помнит бум хиппи 70-х, и не очень удивляется, то каково матерям, которые сами были выданы замуж детьми? Их дочери растут настолько другими, что их в какой-то момент хватают в охапку и везут силком на историческую родину, учиться традиционной культуре и пристроить быстренько замуж.
В Финляндии недавно одна африканская супружеская пара даже была осуждена за киднаппинг своей дочери 15 лет. Девочку обманом увезли в Африку и оставили в семье дяди, где ей пришлось весьма несладко. Кормили, разумеется, и мало, и плохо. Денег не давали совсем. Но у этой истории счастливый конец: в 15 лет девочка, выросшая в Финляндии, имела совершенно другой менталитет. Она устроилась убирать в школу, немедленно связалась оттуда через мэйл с друзьями-приятелями в Финляндии, те рассказали своим родителям и в школе, потом был задействован МИД, который девочку нашел и привез обратно. Малярией она, тем не менее, успела заболеть.
Это фото сделал журналист в Афганистане в прошлом году. Невесте 11 лет.


URL записи

@темы: этика и социум, гендерное